Уникальный для Камчатки проект планируют реализовать экологи и ученые



В отношении лососевых рыбоводных заводов (ЛРЗ) научная и околонаучная общественность в своей массе разделена на два лагеря. Одни критикуют ЛРЗ как крайне неэффективные предприятия, устроенные за государственные деньги для прикрытия браконьерства. Другие уверены в высоких показателях возврата и абсолютной успешности заводов. Правда, как обычно, находится где-то посередине.

Насколько эффективны ЛРЗ

С самого своего рождения в дикой среде малёк учится выживать: искать пищу и охотиться, прятаться от хищников, адаптироваться к течениям в заводях и на порогах реки. Безусловно, многие из недавно вылупившихся представителей дикой лососёвой популяции гибнут. По подсчетам ученых от икринки до покатника (рыбы, готовой скатиться в море) доживает всего 1% лососей. Но те сильнейшие, кто выживает, имеют хорошие шансы с успехом совершить путешествие в океан и обратно. Именно на естественном отборе и жажде жизни в течение многих тысяч лет и основывалось разнообразие и процветание лососёвых популяций.

Что же касается рыбоводных заводов, то они, конечно, дают почти 100% выход мальков из икры – это их преимущество перед естественным воспроизводством. Однако, пока живёт на заводе, рыба изолирована от опасностей окружающего мира: врагов у неё нет, пищу она получает стабильно, вода сохраняет наиболее благоприятные условия. И вот, по достижении определённого возраста её буквально выбрасывают в совершенно другой, непривычный мир. Хищники, как правило, уже обладают знанием о лёгкой добыче и ждут выпуска новой партии молоди в непосредственной близости от рыбоводного завода. Молодым лососям, только что покинувшим «родные стены», необходимо быстро адаптироваться к резко изменившимся условиям. Они ещё не умеют охотиться за движущимися объектами, не проявляют территориального поведения и сами становятся легкой добычей. В выживаемости заводские лососи явно проигрывают своим диким соплеменникам.

Ещё один минус заводской технологии кроется в разрушении естественной структуры популяций: сокращается количество популяционных группировок, меняется соотношение полов, уменьшается средний размер и вес особей. Более того, как показала практика, в силу различных причин ЛРЗ могут наносить ущерб природным популяциям лососей. Критики ЛРЗ указывают на то, что планирование строительства заводов ведется зачастую без учета последствий для диких стад и речных и прибрежных экосистем. Не всегда это строительство экологически и экономически обосновано. Отсутствует система постоянного мониторинга стад и оценки емкости пресноводной и морской среды, а также недостаточно развиты программы мечения. Оценка эффективности работы рыбоводных заводов зачастую осуществляется по объемам закладываемой на инкубацию икры и выпускаемой подрощенной молоди. Однако ключевым показателем эффективности работы рыбоводных заводов должен быть процент возврата взрослых рыб на нерест к месту, где был произведён выпуск мальков.

Чиновники и ученые сходятся во мнении, что по всему Дальнему Востоку России не более 10-15% всех лососевых рыбоводных заводов являются экономически эффективными. В число экономически неэффективных попадает и часть камчатских ЛРЗ. На них, с учетом возможного нелегального промысла, себестоимость рыбы в возврате может доходить до 4 тысяч рублей за килограмм. При этом порядка 30% всех ЛРЗ не демонстрируют даже биологической эффективности: объемы изъятия рыбы для закладки икры на инкубацию превосходят возврат.

Конечно, говорить о полном провале идеи рыбоводных заводов нельзя, ведь их успешно эксплуатируют в Японии, не отказываются от них и в США. При грамотном управлении на отдельных реках завод – единственная возможность сохранения лососевого стада; он действительно способен давать стабильный возврат особей на нерест и даже стимулировать рост поголовья. Но речь в таких случаях идет о водных объектах, где дикой рыбы не осталось вовсе или не было изначально. Нужно понимать, что там, где еще существует естественная популяция лосося, необходимо приложить все усилия для ее сохранения. По мнению WWF охрана естественных нерестилищ, путей миграций и поддержание здоровья диких популяций рыб должны рассматриваться как более приоритетное направление, нежели увеличение числа ЛРЗ.

Рыбоводные заводы требуют больших затрат на строительство, поддержание их работоспособности. Бывает, что даже если река полностью лишилась рыбы, строить на ней ЛРЗ просто невыгодно по экономическим соображениям. Но есть и альтернативный вариант - это автономные инкубаторы. Они позволяют икре развиваться в естественных условиях без дополнительных материальных затрат, не считая стоимости самих устройств и работы по закладке икры.

«Выход мальков из икры в таких инкубаторах превышает показатели естественного нереста в три – четыре раза. С другой стороны, такая рыба оказывается более подготовлена к жизни в дикой среде, чем ее собратья, выращенные на рыбоводных заводах. Получается, что данная система берет лучшее как от искусственного, так и от дикого воспроизводства», – уверен Сергей Коростелев, доктор биологических наук, координатор программы по устойчивому рыболовству Камчатского/Берингийского экорегионального отделения WWF России.

Идея инкубаторов далеко не нова. Ученые возвращаются к ней вновь и вновь вот уже на протяжении почти ста лет. Суть идеи заключается в искусственном оплодотворении икры и дальнейшей ее инкубации в специальных устройствах. Эти устройства размещают на галечном дне в естественных условиях нерестовых рек. Российские ученые на сегодняшний день провели испытания более 30 различных конструкций и модификаций устройств, некоторые из которых вмещают до 10 тысяч икринок. Исследования показали, что универсального устройства, безоговорочно подходящего для всех водоемов, нет; для каждой реки необходимо подбирать определенный тип гнезд-инкубаторов.

Как пояснил Александр Бонк, кандидат биологических наук, заведующий кафедрой Водных биоресурсов, рыболовства и аквакультуры Камчатского государственного технического университета (КамчатГТУ), существуют разработки инкубаторов в США, но там они используются для небольших проектов исключительно научной направленности.

«Для нас, помимо изучения самого процесса воспроизводства, важно возродить естественный нерест. Мы будем использовать инкубаторы отечественного производства, которые хорошо себя показали в испытаниях на реках Сахалина, Карелии и Кольского полуострова», – сказал Александр Бонк.

WWF и КамчатГТУ займутся восстановлением естественного нереста лосося

Сотрудники университета при финансовой поддержке Всемирного фонда дикой природы (WWF) намерены реализовать весьма амбициозный проект. В бассейне реки Паратунки ученые планируют использовать автономные искусственные нерестилища для восстановления дикой популяции кижуча.

Река Паратунка протекает в юго-восточной части региона вблизи населенных пунктов, а потому испытывает значительную антропогенную нагрузку. Несколько притоков Паратунки берут свое начало в небольших озерах, образованных выходом подземных вод, возле поселка Николаевка. Когда-то река была богата лососем: сюда на нерест возвращались кета, горбуша и наиболее ценный из этих трех видов – кижуч.

К сегодняшнему дню Николаевские озера в результате браконьерского промысла утратили свое значение в воспроизводстве кижуча; естественного нереста здесь не происходит. За счёт искусственного воспроизводства на местном рыбоводном заводе лишь в основном русле реки сохраняется популяция кеты. Отсутствие массового нерестового хода привело к заиливанию озер, нарушению естественного гидрологического режима.

«Мы уже определили два участка вблизи поселка Николаевка, где будем проводить работу. Начать планируем в ноябре 2017 года, – рассказал Александр Бонк. – На первом этапе будет необходимо определить состояние нерестилищ, кормовой базы, состав ихтиофауны. После этого мы заложим икру в автономные инкубаторы, а ближе к весне сможем определить их эффективность и параметры выращенных в них мальков лосося».

В реализации проекта примут участие преподаватели и студенты университета, сотрудники КамчатНИРО. Не останутся в стороне и члены родовой общины коренных народов, проживающие в непосредственной близости от озёр. Для них рыба и рыбалка являются неотъемлемой частью жизни. И именно они обратились к университету с просьбой найти возможности восстановления популяции кижуча и заявили о готовности охранять нерестилища от посягательств браконьеров.

«Ещё один плюс автономных инкубаторов в том, что работы на реке достаточно провести в течение трех - четырех лет, после чего дикая популяция расчистит себе нерестилища и будет воспроизводиться самостоятельно», – отметил Сергей Коростелев.

Когда первые особи лосося начнут возвращаться в озера на нерест, станет ясно, возможно ли реализовать подобный проект на других проблемных акваториях. На Камчатке есть ряд водных объектов, где дикие популяции либо находятся в угнетенном состоянии, либо утрачены вовсе. При этом строительство рыбоводных заводов на них оказывается экономически невыгодно. Для таких рек и озер проект КамчатГТУ и WWF может стать последним шансом на восстановление былого видового разнообразия лососевых рыб.


1242 просмотров

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваши Ф.И.О.:*

Ваш E-Mail:*

Ваш телефон:*

Текст комментария:*



Комментарии:


A