Основные проблемы лососевых Камчатки, требующих решения в Год лосося



В конце минувшего года Россия присоединилась к инициированному сообществом ученых и экологов Международному году лосося. Прежде всего инициатива направлена на взаимодействие между научными структурами на интернациональном уровне, развитие знаний о лососях, а также совместную работу всех заинтересованных сторон, включая общественность, над насущными проблемами, с которыми сталкиваются популяции лососевых.

Здесь необходимо отметить, что характер этих проблем варьируется не только от одного мирового региона к другому, но и внутри административных субъектов стран, ведущих промысел лососевых, порой нет единства. Предложения обеспечить свободный доступ к добыче рыбы населению, постоянно проживающему в «лососевых» регионах, соседствуют с требованиями существенного ограничения промышленного промысла на реках, например, Сахалина и Приамурья. Уже много лет тянется противостояние Камчатки и Курил в вопросе использования жаберных сетей рыбопромышленниками северных островов гряды. Впрочем, нет единства по вопросу применения жаберных сетей и внутри Камчатского края. Крупные рыбопромышленники, ведущие промысел ставными неводами, безусловно заинтересованы в ограничении более простого и дешевого сетного промысла, который, однако, порой является единственным способом промышленной добычи лосося в отдельных районах.

Не секрет, что применение ставных неводов на прибрежных рыбопромысловых участках на Западной Камчатке в негорбушевый год экономически невыгодно. Но арендаторы рыболовных участков (РУ) нашли выход из ситуации: они либо сами перешли на промысел жаберными сетями, либо стали сдавать свои участки в субаренду, давая возможность другим ловить аналогичным способом. Значительно более выгодные экономически, жаберные сети, казалось, открыли доступ к ресурсу в нерыбные годы и стали прекрасной альтернативой использованию ставных неводов.

Новый (относительно этих РУ) способ промысла дал возможности для легального заработка многим жителям прибрежных районов, некоторые из которых до этого, не имея иных источников дохода, промышляли на реках нелегально. Факт выхода мелких рыбопромышленников из тени, не легализация браконьерского улова, а вполне законный промысел должны были бы, по идее, подхлестнуть производство и существенно снизить браконьерский пресс на популяции лососевых в реках. Однако развитие промысла лосося жаберными сетями в прибрежной зоне в совокупности с олимпийской системой заставило крупных рыбопромышленников, владельцев речных участков усмотреть в этом угрозу своим интересам. В прошлом году использование жаберных сетей в Камчатско-Курильской подзоне в границах Камчатского края было запрещено.

Несколько иная ситуация сложилась на Северных Курилах. Там промысел ставными жаберными сетями в прибрежной зоне преподносится как безальтернативный и существует уже много лет. Даже после запрета промысла жаберными сетями на западной Камчатке, на Курилах этот вид лова остается законным и не снижает оборотов. Ставные жаберные сети там нередко случайно, по заверениям самих рыбаков, срывает течением, и они становятся дрифтерными жаберными сетями, промысел которыми официально запрещен с 2016 года. Вполне оправданный запрет связан с крайне высоким негативным влиянием этого вида промысла как на самих лососей (из-за потери орудий лова, выбросов менее ценной горбуши), так и на морских млекопитающих и птиц.

Кроме того, как ни странно, угрозу редким видам может представлять и любительское рыболовство, если ведется бесконтрольно. Дело в том, что выдача лицензий на вылов лосося рыбакам-любителям ведется с соблюдением всех необходимых формальностей, однако система контроля и учета вылова полностью лишена строгого регламента. Иными словами, арендаторы РУ для любительского рыболовства на сегодняшний день весьма слабо контролируют количество выловленной рыбы. В законодательстве не существует указания на необходимость погашения выданных лицензий. Данные о том, ушел ли рыбак с уловом или нет, остаются на совести арендатора РУ, заинтересованного в продаже как можно большего числа лицензий под существующие лимиты вылова.

Лишенное всякого дальнейшего контроля, такое рыболовство также становится прекрасным прикрытием для браконьерского промысла. Ведь если данные о вылове не вносятся корректно в журнал учета, то и квота, выделенная на РУ, может заканчиваться лишь по желанию арендатора участка. С другой стороны, если никаких отметок о факте вылова рыбы на конкретном РУ в лицензии никто не ставит, то нет и никаких гарантий легального происхождения конкретного улова, ведь поймать рыбу под лицензию можно где угодно, а в случае проверки, отмахнуться наличием лицензии.

«Промышленный промысел чавычи на р. Большой был закрыт еще порядка 10 лет назад, ввиду стремительного снижения численности популяции. Тем не менее, за прошедшие годы ситуация никак не улучшилась. Вероятной причиной является как раз бесконтрольный любительский промысел этого вида лососевых. Возможным решением проблемы может стать переход на ловлю по принципу поймал-отпустил именно в отношении чавычи Западной Камчатки, или, по крайней мере, на р. Большой. Не менее важно установить четкий контроль за объемами любительского вылова», - заявил координатор Программы по устойчивому морскому рыболовству WWF России Сергей Коростелев.

Наивно было бы полагать, что такое попустительское отношение бытует лишь на Камчатке. Учитывая единство законодательства, можно предполагать, что подобные схемы работают на всем Дальнем Востоке и касаются далеко не только лосося.

Вместе с этим есть ряд угроз общего характера для лососевых популяций. Одной из главных сегодня выступает деятельность горнорудных предприятий. Занижение класса опасности их отходов, либерализация контроля за их деятельностью неизбежно ведут к ухудшению качества воды в районе ГОКов, изменению водотока и могут приводить к непоправимым изменениям экосистемы в целом и угрожать существованию лососевых популяций в ней в частности.

Аварийные сбросы и утечки из хвостохранилищ ведут к заилению нерестилищ и потере нерестовых площадей. Между тем, сокрытие информации о таких чрезвычайных ситуациях  давно уже стало привычной практикой для добывающих предприятий. Мы считаем, что нужно усилить мониторинг деятельности компаний горнорудного сектора, в том числе и с использованием космических снимков. Ввести мораторий на добычу россыпного золота на Камчатке и создавать лососевые рыбохозяйственные заповедные зоны, где хозяйственная деятельность, за исключением рыбодобычи, будет существенно ограничена. Профильные рыбохозяйственные институты уже давно располагают обоснованиями для создания таких РХЗЗ в ключевых районах ареала обитания тихоокеанских лососей на всем Дальнем Востоке, - сказал директор Камчатского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Сергей Рафанов.

Новые поправки в Лесной кодекс России, принятые Государственной Думой чуть ли не под бой курантов, грозят серьезным сокращением нерестоохранных полос лесов – участков леса по берегам водных объектов, в которых присутствуют места нереста ценных промысловых рыб. По примерным оценкам, будет утрачено 50 млн га леса. Это сокращение повлечет за собой, помимо ущерба лесным экосистемам, уменьшение водности рек и ухудшение качества воды и повлияет, в конечном счете, на сокращение площадей нерестилищ и численности популяций тихоокеанского и атлантического лосося, но также на осетра, сиговых и другие ценные виды рыб.

«Экспертные оценки, позволяющие четко определить ширину нерестоохранных полос, необходимую для эффективного сохранения водных объектов и биологических ресурсов в них, в России не проводились и, как следствие, не учитывались при разработке закона. На наш взгляд, требуется пересмотр принятых в спешке изменений с тем, чтобы предотвратить катастрофические прямые экономические потери рыбохозяйственной отрасли», - отметил Сергей Рафанов.

Вопросы сохранения лососевых популяций не носят временного характера и от объявления очередного календарного года Годом лосося не становятся острее, но все так же настойчиво требуют решения, что и прежде.

 

 

 

 


1276 просмотров

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваши Ф.И.О.:*

Ваш E-Mail:*

Ваш телефон:*

Текст комментария:*



Комментарии:


A